«Свадьба чуть не сорвалась». Антон Шипулин извинился за переполох на Шарташе

«Свадьба чуть не сорвалась». Антон Шипулин извинился за переполох на Шарташе

Олимпийский чемпион, лидер сборной России по биатлону в эксклюзивном интервью Порталу 66.ru рассказывает, как готовился к торжественному событию, по чьей вине всего за неделю до праздничной даты свадьба едва не сорвалась и как так вышло, что жители города не смогли попасть на общественный пляж в день его бракосочетания с красавицей Луизой. Бонус — эксклюзивные фото со свадьбы Антона Шипулина.

— О том, как прошла свадьба, можно судить только по нескольким фотографиям, выложенным в соцсетях вашими друзьями. Вы готовы сейчас рассказать, как это было?

— Мы никому не говорили о том, где пройдет наша свадьба, потому что хотели в этот день видеть только родственников и самых близких друзей. Прошло все просто замечательно. Я уверен, что гости остались довольны праздником. На свадьбе было сказано очень много хороших, теплых слов. Команда «Уральские пельмени» сделала нашу свадьбу незабываемой. Мои самые близкие друзья подарили мне очень смешной видеоклип. Илья Трифонов показывал нам видеообращения, которые записали иностранные спортсмены. Например, были поздравления от Мартена Фуркада, Эмиля Свендсена, Уле-Эйнара Бьерндалена, Йоханнеса Бё… Мне было очень приятно.

В числе гостей Антона и Луизы был заместитель свердловского министра инвестиций и развития Дмитрий Нисковских. Вместе с Иваном Алыповым и Никитой Богаевым он подарил молодоженам песню. Трек исполняет певец Ярослав Кардэлло.

— Кто занимался организацией вашей свадьбы?
— У нас есть очень хорошие друзья, Сергей и Анжелика Баталовы. Я знаю этих людей давно. На них можно положиться. Они герои своего дела и в нашем случае полностью справились с поставленной задачей. Дело в том, что мы готовили свадьбу в экстремальных условиях. За неделю до праздника перед нами встал выбор: проводить или отказаться от праздника. Площадка, которую мы забронировали за месяц, отказалась от всех обязательств. Мы узнали об этом за неделю до свадьбы.

— Где вы хотели отпраздновать свадьбу и почему получили отказ?
— Это тоже на Шарташе, но другой комплекс. Очень хорошая площадка, но называть место лучше не буду… Почему отказали? Бывают такие люди нехорошие, которые меняют решение в последний момент. Дело в том, что мы договаривались по знакомству, никаких документов не подписывали…

«Свадьба чуть не сорвалась». Антон Шипулин извинился за переполох на Шарташе

За неделю до свадьбы площадка, где должна была пройти свадьба Антона и Луизы, отказалась от своих обязательств. Поэтому, признается Антон, свадьба могла бы и не состояться. Но выручили друзья, Сергей и Анжелика Баталовы, которые в короткие сроки организовали свадьбу на берегу Шарташа.

— Как Луиза отреагировала на эту новость?

— Конечно, Луиза очень нервничала, оказавшись в такой ситуации. Как и я. Спасибо Сергею и Анжелике, которые очень нас поддержали. Они убедили нас все же провести свадьбу на другой площадке. Сказали, что все пройдет нормально, что мы все успеем. «Все будет здорово». Прежде всего неловко было перед нашими гостями. Мы приглашали всех заранее на одно место, а в итоге мы могли вообще оказаться без свадьбы. Многие прилетали к нам из Москвы, из других городов. Неприятно было бы отказать им и сказать: «Извините, ребята, свадьбы не будет». В итоге мы не спали всю ночь, готовились. И все успели, хотя трудностей было много.

— В субботу в соцсетях появились сообщения, что территорию Каменного пляжа огородили и никого не пускают. Несмотря на то что это общественная территория. Получается, что организаторы свадьбы незаконно захватили часть пляжа? Как они это вам объясняли?

— Я думаю, что это все-таки больше раздули. Мне кажется, что из 17 км вокруг озера Шарташ мы заняли всего 100 метров. То есть мы огородили очень небольшую территорию. Эту зону мы перекрыли всего на 6–7 часов. Арендовали это место у того же арендатора, у которого рассчитывали провести свадьбу вначале. Все было сделано официально, мы заплатили за аренду. Мы не вандалы. Мы не просто приехали, поставили шатер, где нам вздумается. Более того, чтобы никому не помешать, мы специально выбрали тот участок, где нет пляжа. Там стоят таблички: «Купаться запрещено». Вокруг одни камни и мусор. За неделю мы провели очень большую работу. Мы убрали очень много мусора, который валялся на траве, на земле в радиусе полукилометра. Мы обработали участок от клещей и комаров — тоже в радиусе полукилометра. Поставили дополнительно туалеты. Скосили траву, которая там была, кстати, очень высокая. То есть после себя мы оставили облагороженную, нормальную площадку, которой теперь могут пользоваться и другие жители города.

«Свадьба чуть не сорвалась». Антон Шипулин извинился за переполох на Шарташе

Антон и Луиза пригласили на свадьбу около ста человек. Среди них — члены национальной сборной, политики и известные артисты. На свадьбе, в частности, выступала команда КВН «Уральские пельмени».

— Как вышло, что никто даже не сделал объявление о том, что пляж будет временно закрыт?

— Все гости, которые были на свадьбе, включая моих родителей, до последнего дня не знали, где мы будем праздновать. И за сутки до мероприятия я всем разослал информацию о новой площадке. Поэтому предупредить всех заранее не было возможности. Но, перекрывая эту территорию, мы старались сделать так, чтобы у людей была зона обхода. На площадке были специальные люди, которые объясняли отдыхающим, что здесь временно нельзя пройти, потому что проходит мероприятие. Извинялись. Старались все сделать культурно.

— Проезд перегораживали?

— Вранье все это. Там тупиковая зона, и дальше проезда в принципе нет. Я думаю, что всегда будут люди, которые останутся недовольны и хотят эту ситуацию раздуть. Мы старались все сделать по совести. Были выходные, было много людей, которые выпивали, отдыхали. Согласитесь, что не хочется увидеть на своей свадьбе негативно настроенных людей. Мы понимали, что мероприятие может сорваться, если незнакомые нам люди на нашей свадьбе будут ходить и выпивать. Поэтому наняли частное охранное предприятие.

«Свадьба чуть не сорвалась». Антон Шипулин извинился за переполох на Шарташе

Евгений Куйвашев заранее подтвердил, что приедет на свадьбу, но где она будет проходить — до последнего момента не знал. Как и все гости.

— Может быть, перекрытия были из-за приезда Евгения Куйвашева?

— Евгений Владимирович приехал на свадьбу без охраны и без служебной машины. Могу точно сказать, что никаких оцеплений, связанных с приездом Евгения Владимировича, не было. К нему никаких претензий точно не может быть.

— Вы готовы сейчас принести извинения за неудобства перед теми, кто все же не попал на пляж в этот день?

— Я хочу принести извинения всем, кому мы причинили неудобства. Извините, если мы вам помешали, если кто-то зря потратил свое время.

«Свадьба чуть не сорвалась». Антон Шипулин извинился за переполох на Шарташе

Завтра утром Антон улетает на сборы в Белоруссию. Луиза отправится с ним. Это и будет их свадебным путешествием. «Я думаю, что мы обязательно слетаем на море после окончания зимнего сезона».

— Куда поедете в свадебное путешествие?

— Мы с женой смеемся, что наше свадебное путешествие будет проходить на сборах в Белоруссии. Завтра утром мы улетаем. В основном я буду на сборах, жена будет ходить со мной на тренировки. Все послетренировочное время я постараюсь посвятить ей.

— Луиза не огорчилась из-за того, что проведет медовый месяц на сборах?

— На самом деле в этом нет ничего страшного. Мы так жили в гражданском браке почти три года. Луиза не раз со мной ездила на сборы и уже привыкла к этому. После окончания зимнего сезона, я думаю, мы слетаем куда-нибудь на море. А пока нужно тренироваться, нужно работать, чтобы зимой показать хорошие результаты.

Источник: http://66.ru/news/society/173510/

«Лучше быть уродом, но выигрывать». Правила игры Антона Шипулина

После лучшего сезона в карьере – к Шипулину было много вопросов. Задавали мы их вместе с читателями и биатлонистами. В итоговой дюжине тем есть место спорту и алкоголю, уродству и красивым девушкам, большим деньгам и даже допингу.

1. Эрик Лессер (Германия), чемпион мира-2015

— «Почему ты так хорошо финишируешь»?

— Самый частый вопрос от журналистов в последнее время. В этом сезоне обыгрывал на финише Мартена Фуркада, Тарьея Бе, Симона Шемпа, но, честно, это ведь не самые сильные конкуренты. Тот же Фуркад гениален на дистанции, а в рывке на последних метрах сильнее уже я. Интереснее было бы зарубиться с Домиником Ландентингером или Эмилем Хегле Свендсеном: тогда бы поняли, кто лучше всех. А Эрик, кстати, и сам все понимает: я много работаю над этим компонентом, плюс, помогает физиология.

2. Эмиль Хегле Свендсен (Норвегия), 4-кратный олимпийский чемпион

— «Где ты так научился играть в шахматы и в каком летнем виде спорта себя представляешь»? (в одном из сюжетов «Биатлона с Дмитрием Губерниевым» Шипулин поставил норвежцу детский мат).

— Отец научил, когда я был еще совсем маленьким. В детстве очень много играл: причем, не просто просчитывал ходы, но и использовал тактику. Но это было лет 10-12 назад, а потом как обрубило. Играл с Эмилем и еле вспоминал, как фигуры двигать.

— Детский мат – постановка?

— Ну нет. Детский мат помню, потому что он самый эффективный. Эмиль попался. А уж во второй партии пришлось помучиться: опыта нет, все забыл. Но у Свендсена дела еще хуже.

— Что насчет летнего спорта?

— Люблю велоспорт. Нравится кататься — по пересеченке со сложным рельефом могу за 3-4 часа проехать 80 километров. Отличная тренировка.

— Сейчас модно заниматься единоборствами. Не пробовал?

— Ходил на карате пару лет, в детстве. Думал попробовать себя в боксе, но судьба увела. Как получалось: утром – лыжи, днем – школа, вечером – карате. Много всего. Собрались всей семьей и решили сосредоточиться на чем-то одном. Хотя желание помахать руками есть и сейчас – для мужчины это необходимо, всякое бывает.

— В последний раз бил кого-то по лицу еще тогда, на карате?

— Нет, в обычной школе. Мы часто дрались, но после 11 класса все закончилось. Судя по лицу, по носу, понятно, что результат был успешен.

— Можешь ответить на вопрос: чем Кличко круче Поветкина?

— Не слежу. Мне это не так интересно.

3. Жан-Гийом Беатрикс (Франция), бронзовый призер Игр в Сочи

— «Хорошо ли я говорю по-русски? Только честно!» (Беатрикс начал учить русский несколько лет назад, потому что хотел общаться с нашими биатлонистами, которые не говорят по-английски).

— Жан-Ги часто подходил к нам, что-то хотел узнать. Подучился, прибавил он классно. Красавчик, а мы лентяи.

— Совсем тяжело с английским?

— Использую те слова, которые подходят для обычного общения: как чувствовал себя, как катили лыжи – а больше и не нужно пока.

— Из-за этого европейцы и русские тусуются отдельно.

— Неправда. С норвежцами всегда очень хорошо тусили и общались, с Симоном Фуркадом… Сейчас контакт редкий, потому что я, например, на биатлонные вечеринки больше не хожу.

4. Тарьей Бё (Норвегия), олимпийский чемпион-2010

«Почему ты не ходишь на биатлонные тусовки и где будешь отдыхать летом»?

— Все просто: потому что вижу перед собой серьезные цели. На вечеринку-закрытие ЧМ в Контиолахти не ходил, потому что надо было сконцентрироваться на этапе в Ханты-Мансийске, показать результат на родной земле. Устал после гонки, решил, что возраст уже не тот, восстанавливаюсь не так быстро после тусовок, поэтому спал дома.

— То есть, когда-то тоже мощно гулял?

— Все биатлонисты скажут, что самая жесть – в Хантах. Сезон заканчивается, так что можно расслабиться, вот и позволяли и позволяют себе лишнего.

— Йоханнес Бё после Контиолахти шел домой босиком по обледенелому мосту в костюме спайдермена. Антон Шипулин может сотворить что-то подобное?

— Думаю, что столько не пил и не выпью…

— Или боишься, что все это появится в прессе?

— Норвежцам тем же всегда позволяется много больше, чем нам. Иногда даже чересчур много. Но мы ведь воспитывались в другом обществе. Лично я не буду напиваться до бессознания не потому что боюсь прессы, а потому что воспитание не позволит. Выпить пару бокалов – это я могу себе позволить. Больше – не надо.

5. Арнд Пайффер (Германия), трехкратный чемпион мира

— «Где будешь отдыхать в апреле»?

— Последние два года отдыхал в Таиланде. Ездили большой компанией: снимали виллу, занимались экстремальным дайвингом, погружаясь к затонувшим кораблям, даже на шоу трансвеститов ходили, где, правда, ничего интересного не было. Сейчас планируем махнуть на Кубу. Снимем виллу, поживем дня четыре, переедем на другое место. В общем, хотим почувствовать колорит.

— Ты же говорил, что лучший отдых – на Байкале.

— В России не хуже, да. Покататься на квадроцикле, побывать на природе с друзьями: попариться в бане, сесть у костра, вести душевные разговоры, рыбачить.

6. Дмитрий Губерниев, комментатор России 2

— «Поедешь ли со мной на концерт AC/DC в Европу?»

— Не фанат концертов и AC/DC – лучше это время проведу с близкими.

— Какая музыка нравится?

— Рэп, лирика, да и рок наш. Не буду даже выделять исполнителей: от Михаила Круга и Григория Лепса до Касты и молодых рэпперов. Для меня текст важнее, чем сама музыка. Хотя, очень люблю, когда вступает скрипка – цепляет за душу.

— Сам играешь на музыкальных инструментах?

— Учился в молодости с пацанами. Мог сбацать на гитаре что-то вроде ДДТ, но когда понял, что мне медведь на ухо наступил – отложил это дело.

7. Доротея Вирер (Италия), самая красивая биатлонистка мира по мнению Д. Губерниева

— «Какие девушки тебе нравятся больше: итальянки или русские»?

— Итальянские хороши, особенно если они красивы как Доротея Вирер. Она одна из самых симпатичных в биатлоне. Но весь мир скажет – нет никого красивее русских девушек.

— Мы рассказали Доре, что у тебя есть девушка Луиза. Ну и Вирер стала требовать: «Пусть расскажет, какая она».

— Это личное. Извини, Доротея.

— Тогда и вопрос младшего Фуркада (Мартен недавно рассказал, что через полгода станет папой) о детях — без ответа?

— Да, без ответа.

8. Тирилл Экхофф (Норвегия), олимпийская чемпионка Сочи-2014

— «Есть ли у тебя стилист»?

— Мы чуть-чуть поправим вопрос. Как-то бизнесмен Олег Тиньков заметил, что российские футболисты выглядят как «обсосы». Не делают модные прически, ходят с унылыми челками на глаза.

— Если бы это давало плюс к результату, то я бы, конечно, имиджем занимался. Но лучше я буду уродом бегать на трассе и побеждать, чем ходить красавчиком и проигрывать.

— Игра на публику – не твое?

— Просто не люблю, когда говорят со стороны. Моим родным и близким все нравится – красоваться не для кого. Вот если девушка скажет, что выгляжу не так, как надо, задумаюсь.

9. Константин Бойцов, глава пресс-службы СБР

— «Обыграешь ли Александр Легкова на Югорском марафоне?»

— Будет очень интересно с лыжниками посоревноваться. Да, Саня сейчас не в оптимальной форме, иначе не было и смысла с ним выходить на старт, потому что привез бы паровоз и тележку. А вот сейчас посмотрим, буду рубиться на полную.

— Не было мысли перетащить Легкова в биатлон?

— Знаю, что ему предлагали. Сам и шуточно, и серьезно звал. Но какой смысл ему что-то менять, если Саня в лыжах достигает результата. В общем, сказал, что не хочет становиться биатлонистом.

10. Александр Тихонов, четырехкратный олимпийский чемпион

— «Знаю, что к 2018 году Антон будет 3-кратным чемпионом мира. Пусть назовет дисциплины, в которых победит».

— Тихонов так сказал? Хорошо, пусть тогда будет масс-старт, преследование, ну и спринт.

— Веришь в это: «Все знал и всех предупреждал»?

— Не скажу, что он пророк или ясновидящий – Александр Иванович просто объективно смотрит на вещи, потому что сам был очень сильным спортсменом. Он все понимает и в большинстве своих высказываний прав.

— Правильно мы понимаем, что Тихонов может ругать кого угодно, а болельщики – нет? («Прежде, чем критиковать – встаньте на лыжи и хотя бы 5 км попробуйте проехать, — сказал Антон в недавнем интервью)

— Болельщики могут и должны высказывать свое мнение. Когда говорят: «Шипулин херово пробежал и вообще нахер он выходил на гонку»? – я это принимаю. Но есть иные случаи: люди, не имеющие отношения к спорту, начинают объяснять, что и как надо тренировать, какой состав ставить в эстафету. Еще хуже, когда пишут: «Топ-10 биатлонистов бегают всегда на допинге». Я в этой теме не завязан и не хочу, чтобы такое мнение кем-то навязывалось. Это откровенная грязь. Зачем она?

Антон Шипулин: «Давайте каждый будет заниматься своим делом, а не учить тренеров-тренировать или инженера-изобретать»

11. Йоханнес Бё (Норвегия), чемпион мира-2015

— «Русские оправдывают тех, кто попался на допинге. Почему?» (этот вопрос Бе – из архивов. Непосредственно перед интервью он просил узнать у Антона другое: «Со сколькими девушками и мужиками у тебя был секс»? Но Шипулин свою личную жизнь не комментирует).

— Мы видим в словах Бе логику: того же попавшегося Логинова все защищают и не называют преступником. Что это – патриотизм, своих трогать нельзя?

— Ни в коем случае не патриотизм. Хоть ты русский — нельзя делать запрещенное. Конечно, человек, который принимал допинг, виноват. Но я думаю, что для него наказание, публичное опускание как спортсмена – это уже серьезный повод задуматься, раскаяться и не повторять ошибок.

— Мы часто слышим: «Шипулин всегда бегал чистым». Все остальные – грязные?

— Повторю: ни в чем подобном не участвовал. Но ведь были ситуации, когда спортсмен даже не знал, что принимает допинг. Что-то врач намудрил – и все, конец.

Были ситуации, что спортсмен пришел из деревни, у него там мама больная. В общем, принять допинг — единственный шанс, чтобы вырваться. Пан или пропал. Не могу осуждать и в чем-то оправдываю таких людей, потому что это…

— Вопрос жизни и смерти?

— Да. Но если спортсмен может достигать результата без допинга, но хочет стать еще лучше с помощью пилюльки, – то такого человека я никогда не поддержу, не оправдаю и всегда буду осуждать, потому что сам ни в чем подобном никогда не участвовал.

12. Один из специалистов, близких к сборной России

— «Команду сильно испортили деньги. Получил кто-то миллионы – и не тренируются, звездами все стали. Тренеров ни во что не ставят».

— Это дело каждого. Как тратить, как мотивировать себя. Если спортсмен хочет бегать только ради денег, то у него и впрямь после крупных сумм может все испортиться. Меня спрашивали: сколько бы хотел за олимпийское золото? Ответил: «Ребят, я бы сам сколько угодно за это отдал, чтобы получить медаль». Для меня главное – результат, а не деньги, которые я зарабатываю.

— Может, мы просто очень многого ждем от наших спортсменов?

— Не понял.

— Ну, наука, медицина в стране. Сам факт того, что есть олимпийские чемпионы – большое чудо?

— Не согласен. У нас много спецов, которые способны конкурировать с зарубежными. Просто русские не восприняты. Самая большая проблема, что осталась старая, советская школа, и мы ей пытаемся подражать. Нужно идти в ногу со временем: спорт развивается и надо искать новые технологии. Я нашел Андрея Сергеевича Крючкова, благодаря ему по-другому понял спорт. Таких спецов много. Другое дело, что мало кому хочется их привлекать. Старая династия говорит, что она все лучше знает: что делать, как тренироваться, как себя вести.

— Приход команды Кравцова после Прохорова – это возвращение в СССР?

— Сразу нет. Часто общаемся с Кравцовым: он понимает в спорте, в циклике даже больше, чем многие тренеры, с которыми приходилось взаимодействовать. Александр Михайлович как раз новые методики ищет и находит. Крючков – это его специалист.

— Руководство вы защищаете. Как быть с медициной: Алина Якимкина погибает на Кубке России от сердечного приступа.

— Лично я два раза в год проходил диспансеризацию. Есть пример моей сестры Ани: у нее всегда был низкий гемоглобин – врачи посоветовали уйти из спорта. Конечно, с условиями хорошо не во всех регионах. Также как и биатлонные центры есть не везде, но их и впрямь много.

— То есть, жаловаться нынешнему поколению не на что?

— Так скажу: самое главное – это желание и мозг. Работай хорошо и правильно всегда – и что-то у тебя получится.

— У тебя получилось многое.

— И много что еще должно получиться. Личное золото на Олимпиаде, чемпионате мира, Большой Хрустальный глобус. После этого сезона почувствовал, что могу за все бороться.

— Легков как-то сказал, что для него победа в общем зачете Кубка мира не менее важна, чем олимпийская. Потому что ему важно быть на вершине всегда.

— Олимпийское золото ни на что не променяю. А так – да, Большой хрустальный глобус важнее одномоментной победы. И я буду стараться взять его уже в следующем сезоне и биться за победу в каждой гонке.

Источник: www.sports.ru

Ссылка: www.sports.ru/tribuna/blogs/nothingisimpossible/759031.html

Антон Шипулин: «До следующей Олимпиады точно добегаю»

Лидер российской сборной по биатлону Антон Шипулин рассказал в интервью о впечатлениях от прошедшего сезона, изменившемся отношении к спорту, планах на будущее и отношениях с конкурентами.

Антон Шипулин: «До следующей Олимпиады точно добегаю»

Впервые за семь лет Россия оказалась в шаге от того, чтобы выиграть общий зачет Кубка мира по биатлону: лидеру нашей сборной Антону Шипулину не хватило менее семидесяти очков, чтобы обойти четырехкратного обладателя большого «Хрустального глобуса» Мартена Фуркада. В своем интервью Антон поделился рассказом о том, что изменилось в его тренировках в этом сезоне, как в команде относятся к его успехам и чем он планирует заниматься после сезона.

— Вы говорили как-то о своем тренере, что этот человек помог вам освоить спорт в новом понимании. Вы можете объяснить, какое это новое понимание?

— Я начал смотреть на спорт совершенно с другой стороны: не просто механически делать то, что говорит тренер, а анализировать через призму своего личного видения. Я начал понимать, как работает мой организм, как устроена физиология человека, как она работает в циклических видах спорта. Это здорово, когда выходишь на тренировку и знаешь, что вот сегодня ты развиваешь ровную направленность или силовые группы мышц. Я стал понимать, для чего нужна каждая тренировка. Мы готовимся отдельно к каждому старту.

— В каком из технических аспектов, на ваш взгляд, больше всего добились успеха за этот сезон? Что осталось доработать?

— Над техникой действительно работали много: я начал больше толкаться плечевым поясом, руками, немножко изменил угол атаки. Кроме того, подтянулась функция. Есть много нюансов, над которыми еще нужно работать, так что будем совершенствоваться.

— Плюсы ваших индивидуальных тренировок налицо, а есть ли какие-то минусы подготовки вне сборной?

— Бывает, что скучаю по команде. Сборная — это большая семья, мы много времени проводим вместе. Иногда тяжело находиться на сборе с одним Алексеем Волковым по 20 с лишним дней. Но к этому можно привыкнуть, тем более результат того стоит.

— С кем из сборной больше всего дружите?

— Со всеми хорошо общаемся, но больше всего, конечно, с Дмитрием Малышко, Евгением Гараничевым, Алексеем Волковым. С молодыми ребятами чуть меньше, потому что с этими-то мы уже прошли огонь, воду и медные трубы.

— За вас, как за лидера, сейчас болеют больше всего. В команде не ревнуют к вам болельщиков?

— Надеюсь, что нет. Я сам всегда поддерживаю ребят вне зависимости от их результатов. Надеюсь, они не ревнуют, а просто стремятся меня обойти.

— Насколько психологически сложно справиться с тем, что от вас теперь ждут исключительных результатов?

— Конечно, тяжело, к этому еще нужно привыкать. В этом плане я учусь у Фуркада: он очень спокойно и хладнокровно к этому всему относится. Но его можно понять: он уже четвертый год подряд завоевывает большой «Хрустальный глобус», адаптировался уже. Со временем, наверное, адаптируюсь и я, и это не будет мне мешать на стартах.

— Никогда не возникало необходимости работать с психологом, как это было у Гараничева?

— Нет, я несколько раз пытался работать с психологом, но мне не очень понравилось. Не все психологи понимают наш спорт и вникают глубоко в его нюансы. Для меня сейчас лучший психолог — это мой тренер Андрей Сергеевич Крючков, который и расскажет, и покажет, и подбодрит, и утешит.

— У вас с ним авторитарные или демократичные отношения?

— У нас никогда не бывает такого, чтобы он говорил: «Антон, я сказал тебе сделать 50 километров, значит, иди и делай». Мы очень хорошо общаемся и всегда приходим к компромиссу. Если мне что-то не нравится или я не так себя чувствую, он всегда готов выслушать. Если он пытается что-то до меня донести, я его тоже слушаю. За год ни разу не ругались.

— Каким этапом прошедшего сезона вы больше всего довольны?

— Наверное, Поклюкой, где мне удалось взять золото два раза и один раз стать вторым.

— Домашний этап придает сил или, наоборот, налагает дополнительную ответственность?

— Раньше я ощущал некоторое давление со стороны болельщиков, но последнее время начал расслабляться. В этом году родные стены мне помогают, как помогают мои зрители, которые приехали сюда болеть за меня. Мои родные и близкие тоже приехали. Их поддержка буквально гонит меня к финишу.

— Какая гонка ваша любимая?

— Масс-старт и пасьют.

— А какая трасса?

— Антхольц и Поклюка.

— Как ладите с конкурентами? Фуркад на вас не обижается за сломанную палку?

— Конечно, нет, такое в биатлоне бывает. Главное, что неумышленно, а то случается, когда спортсмены специально пытаются мешать. Тут мы оба понимали, что это не специально, и после финиша мы насчет этого объяснились, так что он понял и зла не держит, надеюсь.

— Какой момент в вашей карьере для вас самый памятный?

— Олимпиада в прошлом году, когда выиграли золото. Это была моя большая мечта — стать олимпийским чемпионом, поэтому то, что мы выиграли эстафету, стало для меня самым ярким воспоминанием.

— Сколько лет еще думаете заниматься биатлоном?

— Не загадываю. До следующей Олимпиады точно добегаю, а там будет видно.

— А как изначально пришли в этот вид спорта?

— У нас спортивная династия. Родители — мастера спорта по лыжам и биатлону, и мне на роду, наверное, было написано пойти по их стопам. Хотя они меня никогда не заставляли: я и каратэ позанимался пару лет, и в других видах спорта себя пробовал. Но гены все-таки взяли свое, и я начал активно заниматься лыжами. В 15 лет перешел в биатлон.

— Какие планы на межсезонье?

— Сейчас у нас около месяца отдых, планируем с друзьями съездить на море и немного отдохнуть. С середины мая начнем следующий подготовительный период.

— Чем вообще занимаетесь в свободное время, когда оно есть?

— Когда я дома, я люблю проводить время на природе с друзьями: ездить на рыбалку, кататься на квадроциклах, съездить куда-нибудь на озера с палатками.

— В Гонке чемпионов, конечно же, участвуете?

— Конечно, и в «Призах губернатора» тоже. Кроме того, планирую пробежать Югорский марафон в Ханты-Мансийске. Для меня это будет первый опыт, когда я побегу 50 километров, думаю, будет интересно.

Источник: www.sports.ru

«В Рупольдинге убрали спуск, на котором все летали»

В среду в немецком Рупольдинге начинается 5-й этап Кубка мира. Спецкор «СЭ» встретилась с лидером российской сборной, который идет на 2-м месте в общем зачете.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ из Рупольдинга

Первую тренировку на «Химгау-Арене» Антон Шипулин закончил позже других российских биатлонистов и сразу уехал в отель. Там мы и встретились.

Еще на этапе в Поклюке вы заметили в интервью, что стали намного более осознанно подходить к стартам. Как оценили бы с этой точки зрения свое выступление в Оберхофе?

— Эстафетой, безусловно, очень доволен. Такие гонки, как говорится, можно смело заносить в актив.

Вам до этого доводилось очно разбираться с Оле-Эйнаром Бьорндаленом на финише?

— Не припомню. Разве только на дистанции пару раз. Хотя он не такой уж молодой соперник. Я, если честно, им восхищаюсь.

Не испытывали жалости, обходя Бьорндалена на лыжне?

— Мелькнуло такое чувство. Подумал еще: «Ну вот, обогнал кумира…» Но не уступать же было из жалости? Тем более что я бился за команду. Отлично, считаю, мы там отработали. Оберхоф, кстати, очень интересное место. Далеко не всегда там побеждают сильнейшие.

Другими словами, победителя нередко определяет случай?

— Да. У нас часто можно услышать, что спортсмен не справился с ветром. Но ведь бывает такой ветер, с которым невозможно справиться!

В сложных погодных условиях, как мне кажется, результат — это еще и вопрос умения принимать быстрые и правильные решения.

— Не всегда. Бывают ситуации реально непредсказуемые. Одно дело, когда сила ветра составляет два метра в секунду, и совсем другое — порывы на 12 м/сек, как это было в Оберхофе. Какие поправки тут ни делай, пулю все равно снесет в сторону. Как повезет.

Ваш результат в спринте объясняется этим?

— Там я сам не очень хорошо сработал. Мог лучше.

Что вы имеете в виду?

— Оказался внутренне не готов к тому, что порывы ветра могут быть настолько сильными. Да и по ходу трассы были проблемы. Мы ведь готовились к этапу на сборе в Хохфильцене, где было много снега. А в Оберхофе лыжня оказалась совсем другой. Я сначала не понял, в чем причина — мне ее объяснил уже после гонки мой тренер Андрей Крючков. Показал видеозапись, и стало понятно, на чем я терял время.

И на чем же?

— Как раз на том, что с точки зрения биомеханики я толкался на заледенелой трассе крайне нерационально. Мне казалось, что иду очень быстро, изо всех сил, а на деле половина этих усилий уходила в никуда. Плюс — куча лишних движений, что отнимало еще больше сил. Ну а перед масс-стартом пошел снег и я понял, что все будет хорошо. Так и получилось.

Разделяете точку зрения Дарьи Домрачевой о том, что первый январский этап хорошо бы перенести из Оберхофа в какое-то другое место?

— Бегать там, безусловно, неприятно. Сколько я выступаю, столько попадаю то в дождь, то в ветер, то в туман. Это сомнительное удовольствие, скажу честно. А с другой стороны, Оберхоф собирает столько зрителей, сколько не бывает ни на каком другом этапе. Люди приходят на стадион, какой бы погода ни была. И стоят там по пять-шесть часов в ожидании гонки. Как можно лишить их этого зрелища?

Трасса в Рупольдинге со времени вашего последнего выступления изменилась сильно?

— Убрали самый опасный спуск, на котором случалось множество падений, сломанных лыж, палок, оружия. Там все так летали!

И вы тоже, если не ошибаюсь?

— Да, в 2008-м, на юниорском первенстве мира в спринтерской гонке. Винтовку расколотил тогда капитально. Хорошо что случилось это на финишном круге, когда я уже чисто прошел оба рубежа и имел порядка 30 секунд отрыва. За ночь тренеры мне эту винтовку собрали по кусочкам, склеили, я выиграл гонку преследования, потом эстафету. А в индивидуальной гонке стал на том чемпионате вторым.

Трасса, кстати, все равно осталась сложной. Снизу ледок, который слегка припорошен снегом, и из-за этого толком не понять, насколько скользкий на самом деле тот или иной участок. Но такая погода после Оберхофа — однозначно счастье. Тепло, но трасса остается жесткой. Для меня это главное.

Знаю, что эстафету вы будете бежать тем же составом, что и в Оберхофе. Для вас имеет значение, кто именно и на каком из этапов стартует?

— Единственное, что могу сказать: мне очень комфортно бегать с Димой Малышко. В связке, когда он бежит на третьем этапе, а я на четвертом, мы прошли много стартов и в прошлом году, да и в этом. Собственно, сомневаться в остальных ребятах у меня тоже нет повода. Главное в нашем деле — вовремя анализировать ошибки и исправлять их.

Источник: http://winter.sport-express.ru/

10 марта 2014

Антон Шипулин: После игр ходил в маске (эксклюзив)

«Перед сезоном мне было плохо, как никогда»

Герой победной олимпийской эстафеты Антон Шипулин, выигравший первую личную гонку для сборной России в сезоне, рассказал «Советскому спорту» о заговоре с Дмитрием Малышко против соперников по гонке преследования в Поклюке, а также признался, что хотел сбежать с чемпионских чествований в лес, на тренировки.

«ТЕМПЕРАТУРЫ НЕТ, НО В ГОРЛЕ ПЕРШИТ»

Выиграв субботнюю гонку преследования в Поклюке, Антон Шипулин не только прервал рекордную для России серию без личных побед, но и приблизился к первой тройке в общем зачете Кубка мира. Тем удивительнее прозвучало сообщение, что набравший отличную форму Шипулин пропустит масс-старт.

— Не успел с подиума сойти в субботу, как почувствовал себя не очень хорошо, — объясняет Шипулин. — В горле запершило, нос заложило. Думал, к утру воскресенья все пройдет, усиленно лечился, пил пилюли. Но симптомы остались: температуры сейчас нет, однако состояние не боевое. Врачи решили не рисковать здоровьем, чтобы я пробежал все гонки на следующем этапе в Лахти.

— В Москве сейчас вирусы гуляют, но от кого вы в Словении могли заразиться?

— Не думаю, что именно в Поклюке это произошло. Скорее все-таки в Москве. Научно доказано: когда спортсмен находится на пике формы — иммунитет резко ослабевает. Так что после Олимпиады я обрабатывал нос специальными мазями, таблетки принимал, даже маску надевал иногда, чтобы не заразиться, — ведь любой чих случайного прохожего опасен.

— Маска?! Вы будто пример с Уле-Айнара Бьорндалена берете, который так боится инфекций, что исключил из своей жизни рукопожатия.

— Привычки Бьорндалена не говорят о его брезгливом отношении к людям — это действительно профессиональный подход. Я слежу за тем, как он идет по трассе, как стреляет, как ведет себя в быту.

Норвежец — мой кумир, поэтому логично, что я от него что-то перенимаю.

«СОПЕРНИКОВ — В СУГРОБ»

— До болезни вы успели закрыть антирекорд. Помните, когда российские спортсмены в последний раз выигрывали личные гонки?

— Год назад в Антерсельве я победил в спринте и преследовании. Правильно? Ну, меня длительное отсутствие побед особо не мотивировало. В первую очередь хотел хорошо выступить для себя, нужна была уверенность.
На Олимпиаде упустил золото в спринте — значит, теперь буду наверстывать.

— Преследование в Поклюке получилось чуть ли не идеальным…

— Ехал не то чтобы гениально, зато стрелял чисто. Отставание перед последним кругом было таким, что не нервничал.

— Тем не менее Ферри 15 секунд из 25 у вас отыграл.

— Я не форсировал темп. На спусках даже вставал, чтобы не совершить ошибку. Да, зрители не увидели фирменной борьбы на последних метрах, но финишировать с российским флагом, по-моему, даже лучше. Тем более на триколоре было написано «Урал» — это моя родная земля.

— Не огорчились за друга Малышко, который, как и в спринте, стал четвертым?

— Обидно, конечно. У нас ведь с Димой тактика своя была. Думали: если вместе пойдем последний круг, то непременно будем меняться и по очереди в лидеры выходить. Попытаемся уйти в отрыв, а если не получится — растолкаем на финише всех соперников по сугробам и канавам.
Но заканчивали гонку по одному — так что повезло соперникам.

«С ЧЕСТВОВАНИЙ ХОТЕЛ СБЕЖАТЬ»

— В пятничном спринте вы тоже могли победить. Перед последним кругом опережали того же Ферри почти на 15 секунд…

— Тогда я понимал, что вы­играть почти нереально. Опять же анализировали с Малышко: если мы тренировались перед Поклюкой всего три дня, то откуда взять прыть? На последнем километре нужно было ускоряться, но сил не было — шел как крейсер, монотонно.

— Тренироваться из-за чествований не получилось?

— Два дня дома побыл — и началось: пресс-конференции, приемы, автограф-сессии. Человеку, не привыкшему к такому вниманию, очень сложно адаптироваться к этому ритму. Честно говоря, в какие-то минуты мечтал сбежать в лес и спокойно там тренироваться.

— Самый неожиданный подарок после Олимпиады?

— Не думал, что такую шикарную машину подарят. Я ведь с восьми лет за рулем: папа сажал на колени — давай, крути баранку. Да и в команде у нас обсуждение автомобилей — особая тема: Малышко ралли смотрит, Гараничев о новинках рассказывает.

— Шипулин — такой же водитель, как и биатлонист? Садитесь на хвост и разрываете на финише?

— Нет-нет. Тогда бы люди думали, что их преследуют. На дороге лучше со старта рвать, если «тачка» хорошая. У меня, конечно, есть желание пофорсить, но в какой-то момент понял, что не хочу загубить карьеру и жизнь из-за аварии. Так что водить буду аккуратно.

— После Олимпиады сильно изменились?

— Не скажу, что появился какой-то статус. Просто стал иначе относиться к себе — веры прибавилось, — Шипулин тщательно подбирает слова. — Мне же тот промах в спринте в Сочи несколько дней снился, спать мешал. Я и успокаивал себя, и снотворное пил — ничего не помогало. Но за день до эстафеты в Олимпийской деревне меня навестили родители. Четыре часа гуляли — стало спокойнее. Утром проснулся злым, заведенным, уверенным — и этого состояния на три стрельбы хватило. А последняя стойка… Знаете, когда Шемпп закрыл пять мишеней, а у меня оставались две, — затряслись ноги и руки.

Но попал, выдох­нул, посмотрел на табло — пять секунд отставания. Неуверенность кончилась. Началась охота, где жертвой был уже не я, а немец. После Сочи чувствую себя сильнее. Цели теперь таковы: попадание в тройку общего зачета нынешнего Кубка мира, затем завоевание Хрустального глобуса и, конечно, личная победа на Олимпиаде в Пьенчанге-2018. Приложу все силы, чтобы выполнить задачи.

Автор: Дмитрий Егоров

Источник: www.sovsport.ru

22 февраля 22:16

«Скажу, может быть, нагловато, но на финише я был уверен в своих силах»

Главный герой золотой биатлонной эстафеты — о том, как загнать себя в угол и подарить зрителям главный финиш Олимпиады.

— Я постарался уйти в работу и забыть неудачи в личных гонках, как учили тренеры. Я очень рад, что все получилось с последним выстрелом. С утра было отличное самочувствие, лыжи прекрасно катили. Я уже на первом круге практически отыграл 15 секунд от норвежца и немца.

— Вы понимали, что сильнее Шемпа?

— В финишном створе — да. Я знал, что на последних метрах могу его «сделать». А вот Ландертингера серьезно опасался, он даже сильнее, чем Свенсен. Я оглядывался, не приближается ли он к нам. Когда увидел, что Доминик подустал, просто сконцентрировался на том, что вот-вот финиш, надо потерпеть.

Эта гонка придаст уверенность всей команде. Сегодня было большое напряжение. Я понимал, что на меня смотрит вся страна. Все зависит от меня.

— Рады, что тоже принесли золото в семью? У Насти Кузьминой уже два золота…

— Я не стремлюсь догнать Настю. Просто рад, что у меня теперь тоже есть в коллекции такая медаль. Но не хватает личной — это цель на следующее четырехлетие. Вчера ко мне приезжала семья, мы гуляли, общались. Я зарядился позитивом.

— Сильно подкосил спринт? Вам же не хватило до золота 5,7 секунды…

— Да, был неприятный момент. Не прошел габарит — вот она цена медали. Каждый вечер думал об этом — и эти мысли сильно мешали. Каждый вечер по два часа не мог уснуть. А перед эстафетой мы сплотились. В последние три дня сумели мобилизировать силы, всю концентрацию направили на эту гонку. Каждый отработал свой этап на пятерку. Победа — она на всех одна.

— Не секрет, что к Играм вы готовились под руководством Валерия Польховского. Поздравил ли вас после золота старший тренер сборной Николай Лопухов?

— Я еще с ним не виделся. Но думаю, что все что ни делается — к лучшему. Я для себя получил бесценный опыт. К Николаю Петровичу у меня нет никаких претензий, как специалист он очень грамотный. У него свои методики, которые мне немножко не подходили. Может быть, мне хотелось самостоятельно подготовиться и спокойно покопаться в себе.

— В январе у тебя не все получалось, хотя многие привыкли, что Антхольц — твой этап. Не было мысли, что сезон не задается? Или это был плановый спад?

— Я не волновался. Понимал, что к февралю наберу форму. В принципе, к Играм я подошел в хороших кондициях. Это доказал спринт, где я показал лучший ход. Но потом большую роль сыграла психология. Наверное, поэтому не случились другие подиумы. Хотя великолепно себя чувствую в масс-старте, пасьюте. Я очень сильно переживал. Рад, что уезжаем не с пустыми руками.

— Чье было решение пропустить индивидуальную гонку?

— Мы посоветовались с личным тренером Путровым, с Польховским, с Королькевичем, который много помогал — я бы даже сказал, вел меня по сезону. К сожалению, погода внесла свои коррективы. Мы ведь пропускали не просто так, а нацеливались на масс-старт, не загоняться. Но он откладывался, и планы наши сбились. Мы нацеливались стартовать на шестой день, а пришлось тянуть форму. Перепсиховал, перенервничал.

— Многие жаловались, что снег во всех гонках был разным?

— Мне как спортсмену крупноватому тяжело бежать по мягкой трассе. И когда здесь был мягкий снег — в пасьюте и масс-старте, мне бежалось очень тяжело. Когда увидел сегодня жесткую трассу, как камень, обрадовался — понял, что ходом все будет хорошо.

— С Польховским будете продолжать работу?

— Не знаю, как все получится, но есть желание…

— Показалось, что на первом круге ты включил лучшую скорость. Понимал, что дальше догонять будет тяжелее?

— Надо было брать здесь и сейчас. Не нужно было откладывать на последний круг. Тем более, пять команд претендовали на призы. Был бы другой расклад — например, три команды — я бы, возможно, другую тактику выбрал. А так — задние две команды надо было отсекать. Шел не то что ва-банк, но догонял отчаянно… Спасибо сервису — лыжи катили безупречно.

— Что на финише хотели — убежать в подъемы или отложить разборку до прямой?

— Я понимал, что уйти от Шемпа в подъем тяжело. Я с ним бегал не один раз. Он цепкий, не отпустит — а тратить силы, когда впереди финиш, было бы странно. Скажу может быть нагловато — но я был уверен в своих силах. Даже, когда попер с самого начала этапа — просто самочувствие было отличным. В других случаях пошел бы поспокойнее и стрельнул бы с пятака, но сегодня разыгрывалось олимпийское золото. Нужно было прощупать соперников, потрепать им нервы.

— Что дальше?

— Сейчас съезжу домой в Екатеринбург. Отдохну дней 5-6. А дальше — три этапа Кубка мира. Там тоже надо достойно завершить сезон.

Автор Павел Копачев

Источник: www.sports.ru

16 декабря 2013

«Перед сезоном мне было плохо, как никогда»

«Перед сезоном мне было плохо, как никогда»

На рождественские каникулы наша биатлонная сборная ушла в приподнятом настроении во многом благодаря Антону Шипулину. Именно он принес эстафетной команде победу на последнем этапе, а потом стал третьим в гонке преследования. Вернувшись из французского Анси, Антон рассказал, почему перешел в группу Польховского, поведал о своих музыкальных предпочтениях и пообещал после Олимпиады прыгнуть с парашютом.

РЮМКА ВОДКИ И СТИЛЬ ПО-ЧЕРНОМУ

После стартов у биатлонистов единый график восстановления: массаж, бассейн, сон. Но Антон Шипулин выбрал иной путь — долгую дорогу домой.

— Наконец-то отпуск, увижу родителей, — медленно и негромко говорит Антон. — Только вот устал сильно: летел с пересадками больше двенадцати часов, да так и не уснул.

— Последние успехи взбудоражили или самолеты не переносите?

— К успехам спокойно отношусь. Да и с самолетами все нормально: сел, привычно заказал томатный сок. У меня ведь и свой аэрорецепт есть: соли подсыплю, перца — получается какой-то суп.

— Что читаете в самолетах?

— Путеводители, спортивные статьи, интересные факты. Серьезной литературой себя не мучаю — скорее стараюсь уснуть под приятную музыку. На телефоне даже специальная папка есть, «самолет» называется. Там шум волн, порхание бабочек, гитарная лирика, группа «Enigma».

— Дмитрий Губерниев уверен, что музыка самого биатлона — это рок или металл.

— Вы сейчас шутите, а ведь перед гонками почти все разминаются в наушниках. Я, например, выбираю душевные композиции.

— Что играло перед победной эстафетой в Анси?

— Точно не вспомню, но особенно люблю Лепса, «Рюмка водки» может на повторе звучать. Мне нравится сильная манера исполнения, от сердца. Для души могу послушать Михаила Круга — «Исповедь», «Владимирский централ».

— Вы молоды, но не модник и не хипстер. Скорее русский пацан.

— Красные брюки, например, точно не надену. Предпочитаю стиль «по-черному». Выделяться не одеждой нужно, а достижениями.

СТАРИЧКИ И ЮНИОРЧИК

— В конце лета вы неожиданно перешли из основы сборной, которую тренировал Николай Лопухов, на индивидуальную подготовку. Зачем?

— Тренировки у Лопухова были интересные, но беспокоил территориальный план — особенно, что касается высоты. В горах мой организм работает хуже. Я посоветовался с личным тренером и перешел в группу Валерия Польховского.

— Стало лучше?

— Да, благодаря индивидуальному подходу. Валерий Николаевич ведь работает вместе с тренером женской сборной Владимиром Королькевичем, который, скажу вам, очень сильный специалист. Они посмотрели на мое состояние и посоветовали передохнуть. Я отдышался, вернул форму и уже потом начал работать.

— Помните самую тяжелую тренировку в новой группе?

— Помню: в руках палки, ноги вместе, и мы прыгаем в горы на полной скорости. Проскакиваешь километр вверх за три минуты — и бегом вниз на новый заход.

— Плохое самочувствие спортсмена — что это?

— Обычный человек не поймет. Ты просыпаешься в хорошем настроении, на тренировке точно стреляешь, но на основной гонке не можешь бороться. Мы бегаем на большом пульсе, и организм, почувствовав предел, не справляется, встает. Максимум пульса у людей меняется. У меня он падает. Раньше мог бежать на 203 ударах, а сейчас только на 190. Такой общий сдвиг. К примеру, я просыпаюсь, а сердце стучит раз в две секунды.

— Сколько? Это же 30 ударов в минуту…

— В военкомате врачи, как вы, удивлялись, чуть скорую не вызывали. А это просто особенность организма.

— Когда в последний раз ваше сердце сильно билось или замирало в обычной жизни.

— Когда сестра (олимпийская чемпионка Анастасия Кузьмина, выступающая за Словакию. — Прим. ред.) бежит на последний круг: я и потею, и бледнею — так болею за Настю. Кстати, она в отпуск из Словакии всегда домой в Россию летает. Так что увидимся с ней.

— Вернемся к олимпийской подготовке. В новой команде у вас ведь даже не два тренера.

— Четыре или пять. Тут олимпийские призеры — Макс Чудов, Ваня Черезов. Есть и профессор, Максим Максимов. Он все время что-то подсказывает, откуда-то достает нарезки моих гонок, объясняет.

В общем, серьезный тренер растет. А я себя вновь юниорчиком чувствую, учусь.

— В футболе юниорчики таскают мячи. А биатлонисты винтовки?

— Я когда пять лет назад в сборную попал, то думал, что начнется дедовщина. Но ее не было, возможно, потому что Ваня Черезов под свое крыло взял. Сейчас он мне даже не друг, а брат — люблю его и уважаю. Когда было тяжело, когда я занимал «дцатые» места, он говорил: «Успокойся, ты умеешь концентрироваться, ты выкинешь все неудачи». И я верил, выкидывал, становился сильнее.

— Говорят, ветераны вашей группы друг друга старичками называют?

— Это я их так подкалываю. Проиграют мне забег на тренировке, сразу скажу: «Эй, старики, совсем сдулись?». А они все понимают, смеются и рубятся так, что молодые позавидуют.

ТАКТИКА ВОЛКА

— Тем не менее группа старичков не смогла успокоить вас к началу сезона.

— Я не знал ведь, как буду выступать после предсезонных сложностей. Были даже мысли, что контрольный старт не пройду, хоть и по результатам прошлого сезона отобрался в основную команду.

— Первую гонку в Остерсунде вы провалили: намазали в эстафете и сослались на ветер…

— Я ведь никогда не видел, чтобы так дуло. Коврики для стрельбы на тренировках летали, а ведь их прикручивали на четыре штыря. А гонка?! Целюсь, и тут меня толкают. Оборачиваюсь — никого.

Такой вот порыв ветра был.

— В Анси вы выиграли золото в эстафете и бронзу в преследовании. В обоих случаях вам пришлось догонять и решать вопросы на финише.

— Обожаю контактную борьбу. Там ведь не столько сила нужна, сколько тактика. Я цепляюсь за конкурентов, жду, пока они устанут, и съедаю.

— Так же волки охотятся на своих жертв.

— Мне близка именно эта тактика. Помните гонку в Хохфильцене, где я передал эстафету Диме Малышко первым? Меня сильно ругали тренеры. Да, я выиграл свою часть дистанции у Тарьея Бе. Но пока мы с норвежцем играли в «кошки-мышки» — подтянулись остальные соперники. Нужно было не выжидать, а работать на полную, понимая, что ты не финишируешь, а лишь бежишь третий этап. Именно поэтому мне удобнее закрывать эстафету.

— Михаил Прохоров сказал, что от россиян не стоит ждать успехов сейчас, мол, тренеры не выводят команду на пик формы.

— Подготовка не форсируется. Прогресс есть от старта к старту, и, согласно этой формуле, мы подойдем к Олимпиаде в идеальных кондициях.

— Но ведь тот же Мартен Фуркад, выигравший пятнадцать подиумов подряд, ни о каких пиках и формулах не говорит. Просто побеждает.

— Есть уникальные люди. Например, с Леной Нойнер никто справиться не мог. Впрочем, верю, француза мы обыграть сможем.

КУМИРЫ И РЫБА МЕЧТЫ

— Кто ваш биатлонный кумир?

— Бьорндален. Без вопросов. Он выиграл все и до сих пор, почти в сорок, является фаворитом Олимпиады.

— Кто впечатляет из других видов спорта?

— Я фанат велогонок, смотрю «Тур де Франс». Недавно прочитал книгу Лэнса Армстронга, а потом узнал о допинговом скандале. И, знаете, не перестал Армстронга уважать. Он смог победить рак, продолжить занятия спортом — это впечатляет и мотивирует. Я вообще люблю читать книги по психологии, исследованию подсознания.

— Чтение — главное хобби?

— Ничего не сравнится с рыбалкой. Помню, как в Тюмени поймал толстолобика на 8 кг. И ведь не на «платнике», а на обычном водоеме. Вообще, моя мечта — порыбачить на Байкале. Представляю эту картину: никакой цивилизации, не ловит сотовая связь, костер, шашлык и обязательно звездное небо…

— Романтично рассказываете. Скорее не на рыбалку похоже, а на свидание.

— Девушка обязательно должна быть рядом.

— А партнеры по сборной?

— Ну вот недавно с победителем «Тур де Ски» Легковым ездили в Таиланд отдыхать, занимались дайвингом.

— Легков признался, что в отпуске вы отсняли много запрещенного видео «для своих». Что он имел в виду. Не кадры ли знаменитого шоу трансвеститов?

— Да уж, побывали на представлении, — смеется Шипулин. — Только ничего особенного не увидели. Ну, вы понимаете. В общем, одного раза хватило — больше на ту улицу развлечений ни ногой и показывать оттуда ничего не хочется.

— Самый популярный ролик, который вы опубликовали в соцсетях, — «Человек-арбуз».

— Я на своем сайте часто выкладываю материалы о приколах внутри команды. Болельщикам интересно именно это, а не скучные отписки. «Человек-арбуз» — отдельная история со сбора в Болгарии. Жара, мы катаемся на лыжероллерах, а тренеры заставляют надевать шлемы, чего, естественно, делать не хочется. Тогда мы еще на арбузы подсели: выедали ложками мякоть без остатка, чтобы большие пустые куски оставались. Вот я и сказал Малышко: «Диман, а давай сделаем из корок шлемы». Напялили и ездили в них — тренерам на радость.

— Кто самый забавный биатлонист в сборной?

— Леша Волков. Мы его называем «Гугл». Разговор о чем-то заведешь — и он тут как тут. Мы иногда специально его подначиваем. Придумаем случайную тему, говорим: «Лех, тут непонятно!». А он затаится, погуглит втихаря и выдает информацию, будто в теме и самый умный.

— Вы — открытый спортсмен и у вас, наверняка, есть спонсор-партнер?

— Я не первый сезон работаю c компанией «Мегафон». Они вообще молодцы: много делают для детей. В 2012 году я проводил с их помощью соревнования «Звездный биатлон» в Екатеринбурге с участием лучших спортсменов мира. Поражаюсь, как много зрителей пришло. Это не последний наш проект. Кстати, я пользуюсь именно связью компании «Мегафон» — она меня не подводила и не подведет на Олимпиаде.

— Сейчас биатлонистов принято попрекать деньгами. Мол, на одну их месячную зарплату можно купить квартиру, поэтому вы забываете о самом спорте.

— Это далеко от реальности. Чтобы что-то зарабатывать, нужно показывать действительно классные результаты. Например, на своей машине я езжу уже три года и менять не собираюсь — финансы не позволяют делать это часто. Разве что Президент новый автомобиль подарит! — смеется Антон.

— Для этого надо выиграть на Олимпиаде.

— Игры в Сочи — апогей карьеры. Главный старт. Я ради него берег мечту — не прыгал с парашютом. Так что если удачно выступлю в Сочи, то сяду в самолет, поднимусь на высоту 3300 — и сигану вниз за новыми ощущениями!

Егоров Д.

Источник: www.sovsport.ru

13 декабря 2013 года

Хочу бегать последний этап и дальше

Хочу бегать последний этап и дальше

Фото: Getty Images

Антон Шипулин в очередной раз проявил себя отличным финишёром и в спринтерском поединке на 0,3 секунды опередил немца Симона Шемпа, принеся биатлонной сборной России первую победу в этом сезоне. С главным героем эстафетной гонки побеседовал спецкор «Чемпионат.com».

— Я чувствовал сегодня много сил и то, что смогу обойти Симона Шемпа на финише, — первым делом сообщил довольный Шипулин. — На трассе я не сильно упирался и копил энергию на финишный отрезок. Был уверен в своих качествах спринтера.

— Вы несколько раз атаковали Шемпа по внешнему радиусу и пробежали несколько лишних метров. Настолько были уверены в своих спринтерских качествах?

— У меня особого выбора не было. Все внутренние радиусы он закрывал. Я понимал, что атаковать по внешнему радиусу будет тяжелее, но рассчитывал на свои силы. Не могу сказать, что по дистанции я выложился на 100 процентов, шёл уверенно, спокойно, пытался тактически разложить силы. На середине третьего круга я попытался оторваться и проверил взрывные качества соперника. Но немец зацепился за меня зубами, и я понял, что придётся разбираться с ним на финише.

— Насколько вы уверенно чувствовали себя на огневом рубеже в окружении двоих соперников?

— Сегодня я абстрагировался полностью от всего, хотя Эдер на рубеже снова смотрел на меня. Два года назад уже была такая ситуация, когда он вставал передо мной, я видел его взгляд, и мне это мешало. Но сегодня я просто поставил между нами стену, ничего не слышал, видел только мишени и хорошо отработал на рубеже.

— Вы так рвались на последний этап, что сегодня, получив наконец шанс, просто полетели?

— Я долго настраивался, выходил с большим желанием. Хотелось доказать, что я могу. Раньше у меня были некоторые страхи перед последним этапом, что я не справлюсь и подведу команду, но сейчас я уверен в себе и на последнем этапе могу принести команде большую пользу. Я выходил с позитивными эмоциями и настроем хорошо и легко, как на тренировке, отработать свой этап.

— Вы всего второй раз бежите финальный этап в мужской эстафете. Можно ли сказать, что теперь вопрос с финишёром российской сборной закрыт?

— В дальнейшем тренеры будут отталкиваться от психологического самочувствия и функционального состояния спортсмена. Сейчас у меня хороший настрой для этого, но неизвестно, что будет дальше. Я хочу бегать последний этап, имею для этого силу и мотивацию и надеюсь, что так будет и дальше.

— Вы можете представить ситуацию, что сами подойдёте к тренеру и скажете, что сегодня не готовы?

— Бывает такое, что есть определённый мандраж или неуверенность. В таком случае лучше сразу подойти к тренеру и сказать, что я могу подвести команду. В таких случаях это большой плюс, когда спортсмен способен оценить своё состояние и обсудить этот вопрос с тренером.

— Ваше отношение к четвёртому этапу спровоцировано изменениями в функциональной или психологической подготовке?

— Я вообще люблю контактные гонки: преследования и масс-старты. Вместо первого этапа мне интересно бегать последний, который по-своему тоже тактически интересен. Мне нравится его бегать, раскладывать силы по дистанции. На прошлой эстафете третий этап я прошёл для себя правильно, а для команды его проиграл. Это говорит о том, что мне проще настроиться на борьбу на четвёртом этапе. Сегодня я лишний раз понял для себя, что иду в правильном направлении, и у меня появилось ещё больше желания работать.

— Если бы вам передали эстафету с большим отставанием, вы бы волновались сильнее, что надо много догонять?

— Больше переживаешь, когда передают первым или в группе лидеров. Я не люблю убегать от соперников, а люблю догонять. У меня даже подключаются дополнительные силы. Когда кто-то есть впереди, намного легче анализировать ход гонки и понимать, что нужно делать. Когда ты бежишь первым, идёт большое напряжение и в голове появляются мысли: «Только бы не проиграть».

— Для команды лучше или хуже, что сразу семь человек претендуют на четыре эстафетных места?

— Времени до Олимпиады ещё масса, впереди у нас ещё четыре этапа, две эстафеты. Тренеры будут выбирать, а мы все постараемся показать хорошую форму и подойти в лучшем состоянии к главному старту.

— Женя Устюгов готовится по индивидуальному плану. У вас нет мыслей уехать на тренировочный сбор вместо отдельных стартов?

— Пока нет. Я не «декабрист» и очень долго набираю форму. Лучше это получается у меня через старты. Перед Новым годом нас ждёт небольшой перерыв. За это время мы проведём новогодний сбор. Мы немножко успокоимся, потренируемся без всяких дёрганий, а затем точно пробежим ещё пару этапов и будем готовиться к Олимпиаде.

— Где пройдёт ваш новогодний сбор?

— Планируем в Италии, скорее всего, там же, где и в прошлом году (в Риднауне. — Прим. «Чемпионат.com»).

— Домой поедете?

— Нас отпускают на три дня, чему я очень рад. В прошлом году я не поехал домой и почти пять месяцев находился в Европе. Психологически было очень тяжело. Мне и двух дней хватит поспать в родной кровати, отдохнуть, а потом всё будет замечательно.

— Что вы выберете: поехать домой или выступить в Антерсельве?

— Я лучше останусь в Европе и потренируюсь там, потому что очень многое будет стоять на кону. В это время ходят опасные формы гриппа, поэтому лететь в Россию большой риск. При смене обстановки и часовых поясов организм уязвим перед инфекциями. На пике формы иммунитет спортсмена ослаблен, и любая болезнь может его одолеть.

Источник: www.championat.com

22 ноября 2013

Антон Шипулин: «В олимпийский сезон надо чем-то жертвовать ради главного старта»

В воскресенье смешанной эстафетой в шведском Эстерсунде стартует олимпийский сезон в биатлоне. Перед первой гонкой один из лидеров мужской сборной России рассказал корреспонденту «СЭ» о грядущей Олимпиаде, семье, соцсетях и отношении к славе.

Антон Шипулин:

– О чем вам сказали собственные результаты на контрольных стартах?

– Конечно, я недоволен. Для любого спортсмена это непросто – показывать плохой результат, пусть даже и на контрольном старте. Все равно начинаешь себя терзать: а почему так? С другой стороны, я понимал, что сильных результатов и не должно было быть. Готовимся-то мы к другому. До этих гонок мы провели, наверное, одну контрольную тренировку. Это было сделано специально, чтобы не провоцировать ранний выход на пик формы. Будем набирать ее постепенно. Постараемся разогнаться через старты в Кубке мира и на Играх показать хороший результат.

– В прошлом году вы ставили перед собой весьма амбициозные задачи. Но из суеверия рассказали о них только по окончании сезона. С тех пор ваша позиция не изменилась?

– Нет. Я по-прежнему суеверен. Вообще мало кто из спортсменов готов заранее говорить, какие у него планы. Для меня это плохая примета. Посмотрим, как будет. Пока могу только пообещать, что сделаю все возможное. Речь, разумеется, не о Кубке мира. Возможно, надо будет чем-то жертвовать, чтобы максимально хорошо подвести себя к главному старту сезона.

– Уже знаете, какие этапы можете пропустить?

– Пока нет. Мы с тренерами решили не загадывать. Будем смотреть по самочувствию, по конкретным гонкам, исходя из моих результатов в Кубке мира. Даже если все пойдет хорошо, возможно, это как раз будет означать, что нужно что-то пропустить. Уйти на время от соревнований в подготовку. Но пока рано об этом говорить. После первого-второго старта, думаю, будет уже понятнее.

– У сборной России был свой закрытый отбор. А не хотелось бы пробежать, например, на норвежских стартах, где помимо хозяев были и немцы, и французы, и другие соперники?

– Конечно, хотелось бы. Сравнить себя с будущими соперниками, посмотреть на их готовность к сезону. Это интереснее, чем просто внутрикомандные старты. С другой стороны, у нас в сборной конкуренция тоже была хорошей. В заключительной гонке в 30 — 40 секундах уместились чуть ли не 10 человек. А за гонками в Норвегии мы следили по интернету.

– О чем эти результаты говорят вам как профессионалу?

– Могу сказать одно: на контрольных стартах каждый решает свои задачи. Одному нужно показать себя, а другому – просто разогнаться. Кто-то к контрольным стартам готовится, а кто-то воспринимает их просто как этап на будущее. Потому и относиться к ним нужно соответственно. Не стоит заострять на них внимания.

– Вы приняли решение уйти из группы Лопухова на самоподготовку в середине осени. Понятно, что основная база на сезон к октябрю уже была заложена. Что же хотели получить от самостоятельной работы в заключительный период?

– С Николаем Петровичем мы ни в коем случае не ругались, как многие думают. То, что у нас были плохие отношения, – неверно. Решение уйти на самоподготовку было непростым, и мы с моим личным тренером Владимиром Путровым долго его обсуждали. Основная причина в том, что мне не подходила та горная подготовка, которую наметил Лопухов. И мне очень понравилось работать в группе Польховского, или, как ее называют, группе Черезова. Мы никуда не торопились, не форсировали нагрузку, спокойно провели вкатку. Нам очень повезло со снегом: мы уехали в Финляндию, потом в Норвегию и спокойно набрали нужный километраж. К тому же в маленькой группе каждый получает больше внимания – после коллектива из 10 человек это чувствуется. Думаю, будущее – как раз за такими маленькими группами.

– Ребята из основной команды, с которыми вы провели все лето, вас поняли?

– В общем, да. Удивились, конечно. Дима Малышко, с которым мы вместе жили на сборах, вообще был в шоке. Как и Евгений Устюгов. Но я принимал это решение не один, а с личным тренером. Мы долго думали и в итоге решили, что так будет лучше. Сейчас нельзя однозначно сказать, было ли это правильным. Результат покажет. Но я не жалею. Если бы пришлось выбирать снова, поступил бы точно так же.

– Вы всегда очень тепло отзывались о Черезове и признавали, что в команде вам его не хватает. Это повлияло на выбор, где именно проводить самоподготовку?

– Ваню я люблю практически как брата. Всегда прихожу к нему за советом. Он был и остается для меня авторитетом. Много чему можно поучиться и у Максима Чудова, и у Максима Максимова. Знаете, в этой команде я снова ощутил себя таким юниорчиком (улыбается). Многому как будто заново учился. Ребята очень мне помогли. Эмоции от того, что мне удалось поработать с ними, только самые позитивные. Плюс я получил возможность покопаться в себе, по-своему что-то организовать. Именно это мне и было нужно.

– Группе Черезова в межсезонье помогал Владимир Королькевич. Вам удалось с ним пересечься?

– Да, мы встречались, общались. Он очень хороший человек и грамотный тренер. Всегда поможет и подскажет – в какое время дня и ночи к нему ни обратись. Мне было очень интересно, я узнал от него много нового.

– Вам бывает страшно, что что-то в этом сезоне может не получиться?

– Всем спортсменам бывает страшно. Тем более у нас в команде громадная конкуренция – нужно постоянно держать себя в тонусе. И это не всегда радует. Иногда хочется немного сбавить обороты, чтобы потом снова прибавить. Но такой возможности нет.

– О чем вы думаете, глядя сейчас на того же Оле Эйнара Бьорндалена, который на стартах в Шушене обошел куда более молодых соперников?

– Бьорндален был и остается моим кумиром. Раньше – потому что выиграл все. Доказал миру, что он великий спортсмен. А сейчас он удивляет и поражает тем, что, несмотря на свой немаленький для биатлона возраст, продолжает находить мотивацию. Готовится к стартам, где уже выигрывал или завоевывал медали. Казалось бы, давно уже должен был успокоиться. Но нет! Он постоянно что-то в себе ищет, какие-то резервы. Собирает волю в кулак и идет против природы. А ведь когда все хорошо, когда у тебя уже все есть, находить мотивацию куда сложнее.

– Вас удивило, когда Бьорндален заранее объявил, что уйдет после Игр в Сочи?

– Нет. Это было предсказуемо. Все-таки возраст у него уже не биатлонный. Надо понимать, что Игры – основная цель для любого спортсмена. Очень многие нацелены именно на них и хотят уйти красиво. После Сочи так наверняка поступит не один Бьорндален.

– Вы отличаетесь грамотным подходом к медийной составляющей спорта. Даже о своем решении уйти на самоподготовку написали сами, в блоге, не дожидаясь, пока эта информация просочится откуда-то еще. У вас есть понимание, как правильно вести себя с прессой, с болельщиками в олимпийском сезоне? Ведь требовать внимания будут больше.

– Я всегда любил общаться с болельщиками. Такая у нас работа – мы должны пропагандировать спорт. Редко когда отказывался и от общения с прессой. Но сейчас олимпийский сезон – и нужно определиться. Собрать все в кулак, от многого отказаться, не распыляться. Сейчас все боятся сглазить, сказать что-то лишнее. Особенно русские. Европейцы в этом смысле более раскованны. Лично для себя я принял решение поменьше общаться с прессой. Хочу сразу за это извиниться. Даже на страничках в соцсетях писать перестал.

– Как вы, кстати, решали для себя вопрос: что можно показывать и рассказывать в соцсетях, а что – нет?

– Я по-прежнему считаю, что можно и нужно показывать практически всю свою жизнь. Никогда этого не стеснялся. Мне кажется, что болельщики должны видеть спортсмена не только на трассе, но и знать его увлечения, характер, образ жизни. Для этого я и выкладывал фото из отпуска, с рыбалки, с родителями. Чтобы болельщики знали не только Шипулина-спортсмена, но и человека.

– Как дела у вашей сестры Анастасии Кузьминой?

– Хорошо. Жду не дождусь, когда мы уже увидимся. Мы с ней очень любим гулять в Эстерсунде – по часу, а то и по два. Настя – родной человек, с которым можно обсудить то, что не расскажешь даже тренеру и другу. Тем более, мы так давно не виделись. Последний раз пересекались в апреле. Есть о чем поговорить.

– Домашнюю Олимпиаду можно воспринимать как своего рода звездный час? Ведь о вас узнает куда более широкий круг людей, чем раньше.

– Для меня Олимпиада – это точно не премии, смокинги, деньги, квартиры-машины, слава и т.д. Игры – это мечта всей спортивной жизни. Выиграть их или завоевать медаль – большего счастья для меня не придумать. Деньги и слава – все преходящее. А олимпийский чемпион – это пожизненно.

– Тем не менее получить, к примеру, личного спонсора в олимпийском сезоне – это своего рода признание.

– На самом деле, с компанией «Мегафон» мы работаем уже не первый сезон. Мне очень нравится, как там относятся к спортивным проектам. Например, в 2012 году я проводил с их помощью соревнования «Звездный биатлон» в Екатеринбурге с участием лучших спортсменов мира. Помню, был приятно удивлен тем, что как только я заговорил об этой идее, в компании меня тут же поддержали. Надеюсь, таких совместных проектов у нас будет еще много.

Они вообще молодцы: устраивают много пресс-конференций, мероприятий для болельщиков. Я даже на Олимпиаду в Лондон летал по приглашению «Мегафона». Первый раз был на Играх в роли зрителя, а не спортсмена. Проникся олимпийским духом. Мне очень понравилось. Ведь когда ты приезжаешь на Олимпиаду выступать, то всего этого праздника вокруг не видишь.

Екатерина КУЛИНИЧЕВА

Источник: winter.sport-express.ru

3 октября 2013

Обращение Антона к болельщикам

Всем привет!

Вторые сутки разрывается телефон. Звонят журналисты, болельщики, близкие и не очень знакомые. Конечно, приятно, что так много людей искренне переживают и поддерживают, но мне кажется, в итоге получилось много лишнего шума. Вопрос, естественно, у всех один — что случилось и почему ушел из команды. Причем, большинство ищут конфликт. Чтобы не было недопонимания, рассказываю.

Во-первых, не ушел из команды, а мы вместе с моим личным тренером Владимиром Михайловичем Путровым решили попросить тренерский штаб и руководство дать возможность перейти на индивидуальную работу. Решение созрело окончательно на сборе в Сочи, но результаты соревнований, по большому счету, ни при чем. Просто чем ближе Олимпиада, тем больше понимаешь, что нужно ловить каждую минуту, и из каждой тренировки выжимать для себя 100 процентов пользы. Не буду вдаваться в подробности, потому что все и так прекрасно понимают, что у каждого спортсмена своя физиология и свои тонкости подготовки. С Николаем Перовичем Лопуховым мы здорово отработали прошлые сезоны и это лето, но сейчас мне нужно поработать индивидуально. Сразу хочу сказать, что с Николаем Петровичем мы по этому поводу тоже общались и поняли друг друга. Приятно, что поддержало руководство СБР и Минспорта — очень важно чувствовать, что мне доверяют.

Сам не раз бывал в таких ситуациях и знаю, что когда, находясь в команде, один человек делает совсем другую работу и живет по своему графику, всем остальным некомфортно. Поэтому мы приняли решение тренироваться в группе наших «дядек», где все работают по своим планам. Там будет проще сосредоточиться на себе и при этом никому не мешать.

Любому спортсмену в любом виде спорта нужна концентрация. Накануне важных стартов нужно сосредоточиться, может быть даже немного замкнуться в себе. В биатлоне это особенно ценно. И каждый из нас старается найти свои способы сосредоточить свою энергию на самом важном. Надеюсь, что и болельщики, и журналисты меня поймут, если в ближайшие месяцы у меня не получится быть таким же открытым для общения, как раньше. Я не знаю (да и никто не знает), как сложится эта Олимпиада, но я хочу сделать все, чтобы выиграть медаль.

Уверен, что вы меня поддержите!

Антон

О сайте | Условия использования информации | Реклама на сайте